Воронежский государственный природный биосферный заповедник имени В.М. Пескова

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

ФГБУ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПРИРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК
ИМЕНИ В.М. ПЕСКОВА

+7(473)259-45-48, 259-45-60, +7 (903) 853-57-97

При обнаружении пожара, браконьерства и других нарушений заповедного режима

Подписаться на новости
 

Новости

Река течет – река меняется

16 августа 2017

Современное обследование реки начали с плёса Придорожный. В научную экспедицию отправились на двух лодках замдиректора Воронежского заповедника в области охраны окружающей среды Михаил Руденко, замдиректора по научной работе Елена Стародубцева и старший государственный инспектор Краснолесненского участкового лесничества Роман Свиридов. Полноправным участником научного исследования стала и пресс-секретарь заповедника Анна Гаврик.

«Река Усмань (местное население ласково называет речку Усманка) – главная водная артерия нашего заповедника. В далекие 20-е годы прошлого столетия для сохранения бобров заповедником была объявлена двухкилометровая полоса, по которой протекала эта речка – с этого и начался наш заповедник, - рассказывает к.б.н., ботаник Елена Стародубцева. – В первые десятилетия образования заповедника все, что было связано с бобром, очень тщательно изучалось. У нас в архиве сохранились рукописные материалы гидрохимического, гидробиологического обследования, датированные 1936-1939 годами. В эти годы подробное описание реки, растительных сообществ водной и прибрежноводной растительности сделала геоботаник заповедника Мария Васильевна Николаевская. Позже – в 1948 г. она повторила свои описания и отметила, какие изменения произошли за этот период. Частично эти материалы были опубликованы в Трудах заповедника в 1957 г. – уже после смерти Марии Васильевны».

Река Усмань – равнинная река с медленным умеренным течением, протекающая с севера на юг, а затем поворачивающая на запад, северо-запад.
Питание реки преимущественно снеговое. Пополняется река атмосферными осадками неравномерно: поступления талых вод — 70-75 %, грунтовое питание — 15-20 %, дождевое питание — 3-10 %.

«Чтобы получить сравнимые данные, мы изучили описания, сделанные М.В. Николаевской. На каждом плесе она закладывала профили (к сожалению, точной привязки их установить не удалось), на которых описывала состояние растительности, протяженность зарослей прибрежноводной и водной растительности, их видовой состав, ширину чистого зеркала воды, глубину в каждой зоне водоема. Мы решили повторить эту работу, чтобы, сравнив современные данные с материалами 1937-1948 годов, оценить происходящие изменения».

«Современное оборудование помогает сделать точную привязку проводимых измерений – мы используем GPS-навигаторы, отмечая границы зарослей и водного зеркала, в последующем это позволит проводить измерения в тех же самых местах и точно оценить происходящие изменения. Опробовали эхолот для измерения глубин на открытых пространствах, - говорит Михаил Руденко. – Но без традиционных и проверенных средств – рулетки и шестов для промеров глубин – тоже не обойтись».

Придорожный плес, как и 70 лет назад, занимает всю ширину 314 квартала (это немногим более 500 метров). Обследование длилось в течение четырех часов. Передвигаться приходилось осторожно: на некоторых участках под водой, особенно ближе к берегу, очень много упавших стволов деревьев. Ветер и вода потрудились над ними довольно сильно – легко можно пропороть резиновую лодку (принять прохладную «ванну» в жаркий день, конечно, приятно – но фотоаппараты искупать – совсем не хочется!). За всеми передвижениями сотрудников следили «местные жители»: в прибрежных зарослях пряталось семейство уток, долго кружил над исследователями орлан-белохвост (может наш кораблик-эхолот принял за потенциальную дичь?), затем устроил себе наблюдательный пункт на сухой ольхе.

«Сегодня первый полевой выход на реку - мы отрабатываем методику исследований, чтобы более рационально обследовать другие плесы, - рассказала Елена Стародубцева по дороге на Центральную усадьбу. – Сейчас сложно сделать выводы и в полной мере охарактеризовать изменения, которые произошли со времени последнего описания плеса – надо поработать с материалом, уточнить определение некоторых видов. Но кое-что видно и сразу после обследования. Во-первых, мы не отметили таких глубин, какие были на плесе в 1948 году: максимальная глубина во время обследования М.В. Николаевской достигала 5 м; самое глубокое место, какое нам удалось найти, имело глубину 3,2 м. Описывая водную растительность, Мария Васильевна как обычный и обильный вид отмечала ряску трехраздельную – сейчас этот вид мы не обнаружили вообще, его сменили ряски малая и горбатая - ранее об этих видах не упоминается, в настоящее время их обилие очень большое. Не удалось мне найти рдест курчавый. В остальном видовой состав водной и прибрежноводной растительности такой, как и во времена Николаевской – изменения, по-видимому, будут в обилии видов – но это уже более «тонкий» анализ».