Воронежский государственный природный биосферный заповедник имени В.М. Пескова

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

ФГБУ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПРИРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК
ИМЕНИ В.М. ПЕСКОВА

+7(473)259-45-48, 259-45-60

При обнаружении пожара, браконьерства и других нарушений заповедного режима

Подписаться на новости
 

История Усманского бора

В лесостепной зоне Воронежской области по водоразделам рек Воронеж и Усмань расположен зелёный остров, эталон природы среднерусской лесостепи старинный Усманский бор. На сформировавшихся в послеледниковый период почвах постепенно среди открытых участков возникли леса, давшие приют большому количеству видов животных и растений. Пути человека и Усманского бора также пересеклись с давних времен.

Воронежский край  одно из древнейших мест обитания человека. Археологические раскопки позволили обнаружить здесь поселения людей каменного века (примерно 25000 лет тому назад), которые занимались охотой и рыболовством. Во II тысячелетии до н. э. наши предки научились разводить скот, а в I-ом тысячелетии до н. э. стали изготавливать железные орудия труда. Именно в это время появились хорошо укреплённые поселения, которые сохранились и до наших дней по берегам рек Воронеж и Дон (городища). С середины I тысячелетия и начала нашей эры в Воронежском крае обитали скифские племена, сарматы и аланы. В VIIXI вв. хозяевами большей части края попеременно были хазары, печенеги и половцы. Но одновременно шло интенсивное заселение лесного Подонья славянами. Именно для них могучие леса стали основным местом обитания. Жители занимались местными промыслами  охотой на зверя, рыболовством, бортевым пчеловодством, выгоном смол и выплавкой железа из местных болотных руд. Лес был первым другом и защитником, обеспечивал всем необходимым. До татаро-монгольского нашествия в пределах Воронежского края дважды наблюдалось крупное переселение славян (в IX в. и в конце XII в.), а в 1177 г. в русских летописях впервые появляется слово «Воронеж».

Вторжения степных кочевников  печенегов, хазар, половцев и особенно татаро-монгольское нашествие явились причиной гибели древнерусских поселений Воронежского края. Исчезали поселения, хозяйство было подорвано, дороги заглохли. Воронежский край превратился в пустое пространство, «Дикое поле». Так, в Никоновской летописи описывается путешествие московского митрополита Пимена по Воронежскому краю: «Было это путешествие печально и уныло, была всюду пустыня: ни града, ни села. Нигде не было видно людей, только пустыня великая и зверей множество: козы, лоси, лисицы, выдры, медведи, бобры, птицы, орлы, гуси, лебеди, журавли и прочее Только на шестой день пути в устье реки Воронеж приехал к нам князь Юрий Елецкий со своими боярами и людьми».

Долгое время кочевали по Воронежскому краю татаро-монголы, но после Куликовской битвы (1380 г.) и образования в XV в. Русского государства земли стали постепенно возрождаться. Опасность теперь в основном представляло Крымское ханство, поэтому на южных рубежах государства стали стороить города-крепости и укреплённые линии. С этой целью в 1585 г. был основан город Воронеж, который вошел в мощную укреплённую линию  Белгородскую защитную черту, протянувшуюся от Белгорода к Тамбову. Естественные преграды  леса, болота, топи, трясины  люди усилили земляными валами, сторожевыми заставами, засеками.

Рядом с Воронежем в Усманском бору выросли мощные крепости  Орлов и Усмань. В 1652 г. татары совершили опустошительный набег на Усманскую черту, и впоследствии усманцы неоднократно отбивали нападения кочевников. Для восстановления крепостей требовалось много древесины и площадь Усманского бора стала резко сокращаться из-за массовой вырубки. В короткое время образовалось множество сел, деревень, поселков, и с середины XVII в. весь лесной массив оказался окружённым населёнными пунктами. Резко увеличилась нужда в древесине и других продуктах леса, поэтому к каждому поселению приписывалось какое-либо лесное урочище для заготовки «хоромного и дровяного леса».

В это же время на Воронежской земле развивалось монастырское землевладение, совмещавшее наряду с ведением хозяйства оборонные функции. В 30-х годах XVII в. их было уже семь, в том числе к началу 20-х годов относится первое упоминание о мужском Толшевском монастыре, возникшем на берегу р. Усмань в 40 верстах от Воронежа. Доходным занятием монастыря был сбор дикого мёда, а также охота, рыболовство, продажа леса. С 1646 г. Толшевский Спасо-Преображенский монастырь («Константинова пустынь»), являясь сильным крепостным хозяином, имел царские грамоты на владение землями и частью Усманского бора вдоль реки Усмань.

Усманский бор постепенно превратился во въезжий лес, рубка леса не регламентировалась, строились струги (плоскодонные суда), на которых перевозились припасы на жалование казакам. Строились эти суда в лесу зимой, а весной спускались на воду и по реке шли к Воронежу, а оттуда груженые хлебом входили в р. Дон, образуя караваны по 500 и более судов. Возврат судов был небольшой, поскольку они частично присваивались казаками, а также разбивались на отмелях и просто бросались.

Эксплуатация леса, начавшаяся в XVXVI вв., превратилась в опустошительную рубку в последние годы XVII в., когда для Азовских походов потребовалось создание флота. Исколесив Воронежскую губернию в поисках подходящего леса, Петр I назвал Усманский бор с его корабельными соснами «золотым кустом Российского государства». С 16951696 гг. Усманский бор по приказу царя был изъят из общего пользования и превращен в корабельный лес, где запрещались въезд и самовольная рубка. В эти годы число рабочих, занятых на рубке леса и постройке кораблей, достигало 30 тыс. человек. Надзор за Усманским бором с 1696 г. был поручен графу А. Л. Веневитинову. В целом строительство парусных военных кораблей велось в Воронежской губернии 15 лет.

Процедура получения разрешения на заготовку леса в Петровские времена была очень сложной, что толкало местное население на самовольные порубки. Царским указом от 1700 г. за рубку леса, годного для строительства кораблей, грозил штраф в размере 5 рублей за каждое дерево. Памятки, посланныеА. Л. Веневитиновым лесным сторожам в 1701 году, заканчивались угрозой смертной казни и сторожу, и челобитнику, если последним будут рубиться заповедные деревья. Обследование состояния Усманского бора в 1700 году показало сильное истощение запасов древесины. Кроме того, после вырубки для нужд кораблестроения, велась опустошительная рубка на тес, доски, дрань, смолу и уголь.

В 1723 году леса, растущие вдоль рек Дон, Воронеж, Волга, Ока, Днепр, Западная Двина были объявлены заповедными. Таковыми считались леса, находящиеся в пределах 50-и верст от больших рек и 20-и верст от малых. В них запрещалась рубка дуба строевого леса. В 1726 г. площадь заповедных лесов была сокращена, а в 1782 г. вообще отменяются все ограничения в пользовании лесами частным землевладельцам, которым предоставлялось право без ограничений торговать лесом в России и за границей.

В самом конце XVIII в. при адмиралтейской коллегии учреждается Лесной департамент, в ведении которого были переданы все леса, кроме помещичьих и монастырских. В 1798 г. были описаны леса 7-и губерний, в том числе и Воронежской. В это время в Усманском бору преобладали сильно изреженные древесные насаждения  главным образом березовые (75%) и дубовые (13% площади), сосна составляла всего 4% площадей. После рубок в бору остался практически один молодняк.

Неурегулированность границ лесных владений и беспорядочная рубка продолжались еще долго во всех лесных владениях России, в том числе и Усманском бору от него осталась всего 1/5 часть исходной территории. Плачевное состояние лесов вынудило правительство запретить рубки в лесах 18-и южных и западных губерний, в том числе и в Воронежской. После этого в части Усманского лесного массива было произведено лесоустройство с разделением территории бора на кварталы со сторонами 1´0,5 версты. Сосна в лиственных насаждениях была объявлена под заказом с запрещением вырубки. За лесным массивом закрепляется название «Усманская лесная дача». Впоследствии она была разделена на лесничества: Графское, Углянское и Усманское.

Название «Графское лесничество» было связано с закладкой в середине лесного массива железнодорожной станции Графская, получившей свое наименование в честь министра почт
И. М. Толстого. Графу принадлежало около 2000 десятин леса, а на западной границе в Рамони простирались обширные владения принцессы Ольги Ольденбургской. Более 2000 лесных десятин принадлежало Толшевскому монастырю, именно его земли стали основой будущего заповедника.

В середине XIX столетия изучение среднерусской лесостепи проводил Н. А. Северцов, им впервые проведены зоогеографические исследования и Усманского бора, вошедшие в труд «Периодические явления в жизни зверей, птиц, гад Воронежской губернии». В конце века создатель учения о лесе Г. Ф. Морозовисследовал основные боры губернии, в том числе и Усманский.

С национализацией лесов после революции 1917 г. в состав лесничеств Усманского бора были включены монастырские, крестьянские и находящиеся в частных владениях лесные участки. Началась новая история старинного русского леса, ставшего в 1923 г. заповедным.