Воронежский государственный природный биосферный заповедник имени В.М. Пескова

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

ФГБУ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПРИРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК
ИМЕНИ В.М. ПЕСКОВА

+7(473)259-45-48, 259-45-60

При обнаружении пожара, браконьерства и других нарушений заповедного режима

Подписаться на новости
 

Лисы, мыши и исследователи

Природе важен каждый
16 декабря 2016

При проведении стандартного учета мелких млекопитающих зоологам Воронежского заповедника пришлось на практике разбираться в сложном «клубке» взаимодействий ученых и объектов их исследования. Научные сотрудники столкнулись не только с методическими проблемами, но и с этикой и психологией взаимоотношения человека и дикой природы.

В программу экологического мониторинга состояния природного комплекса заповедника входит ежегодный учет численности мелких млекопитающих. Проводя учеты дважды в год – весной и осенью, ученые определяют видовой состав группы мелких млекопитающих (в нее входят мыши, полевки, землеройки, мышовки), их численность. Это дает представление о состоянии кормовой базы для хищных зверей и птиц.  Параллельно учёные-паразитологи изучают зараженность мелких млекопитающих различными заболеваниями – определяется эпизоотологическая ситуация в заповеднике.

Во время учета на постоянных учетных линиях, расположенных в разных биотопах (дубняк, осинник, ольшаник, сложный сосняк и пойменный луг), зоологи через каждые 5 м настораживают мышеловки с приманкой из корки хлеба в подсолнечном масле. Ежедневно в течение 10 дней сотрудники производят проверку выставленных ловушко-линий, собирают отловленных зверьков для дальнейшей обработки и вновь настораживают ловушки. Но нередко бывает, что ещё до утреннего прихода учёных все мышеловки проверяет какой-то зверь, методично съедая приманку и попавшихся зверьков. С появлением фотоловушек удалось выяснить, что таким специфическим воровством грешат в основном лисы, барсуки и кабаны. Менее ощутимый урон ловушко-линиям наносят куницы и енотовидные собаки. Но, конечно, главным «мышеедом» является лисица.

  • Лисица обыкновенная (Vulpes vulpes).  Относится к семейству псовых и является одним из самых обычных животных в Воронежском заповеднике. Лисицу, барсука и енотовидную собаку объединяют в группу норных животных, так как эти звери роют норы, которые используют для выведения потомства и далее – в качестве убежищ в течение года и зимовки.
  • В отличие от всеядных барсуков и енотовидных собак, лисица – настоящий хищник. Она не собирает дождевых червей как барсук, не питается холоднокровными лягушками, как енотовидная собака. Основным кормом для неё являются мелкие млекопитающие. Лисица – это искусная «мышатница». Однако при случае также может добыть неосторожную птицу, полакомиться яйцами, поймать маленьких косулят, не упускает возможности подкараулить у сельских подворий домашнюю птицу или кошку.
  • Лисица – зверь-одиночка. Пары или группы особей этого вида можно увидеть только во время гона. Лисица-мать обычно сама выкармливает детёнышей, обучает их премудростям охоты. Но иногда лисицы демонстрируют элементы родительского поведения, не вписывающиеся в общепринятые рамки.  Так, в Воронежском заповеднике зоологом С.Ф. Сапельниковым при отлове и мечении лисят был дважды установлен факт нахождения в одной норе разновозрастных щенков лисицы. Ощенились ли две родственные лисицы поочерёдно в одной норе, или же более сердобольная мать своровала щенков у какой-то из своих соседок (как это бывает у песцов) – осталось неизвестным. Но в любом случае такие факты подчёркивают высокую социальную и этологическую пластичность этого хищника.
  • В фольклоре народов мира лисица показана как ловкий и сообразительный зверь. Охотники и зоологи, наблюдающие этот вид в природе, во многом подтверждают сложившийся в народе сказочный образ. Любопытство и обучаемость – характерные признаки в поведении лисицы.

Проводя на протяжении многих лет учёты мелких млекопитающих в заповеднике, мы убедились, что если в меру любопытная и смелая лисица найдёт ловушко-линию с пойманными зверьками и вкусной приманкой, то она уже не уходит из этого кормного места. А обычно устрашающий  запах человека в данном случае является не угрозой, а указателем, где лежит еда. Щелчок пружины в мышиной ловушке лисицу не очень-то пугает, пару раз отпрыгнув от резкого звука, зверь соображает, как обезвреживать механизм и добывать из странной штуковины хлеб в масле. Играя с ловушками, умная лисица методично пройдёт все 50 штук, проверит ещё раз, запомнит запах человека и пойдет искать в окрестностях похожее. В некоторые годы при обнаружении такой лисицей ловушко-линий почти весь учёт оказывался практически сорванным.

В 2016 году во время подготовки ловушко-линий к осеннему учету (расчистка учётных тропинок от ветровальных деревьев) к нам на звук бензопилы вышла лисица (мы  рассказали об этом в новости от 2.11.2016 г.). Лесной обитатель был в меру осторожен, но особенно не боялся людей, так как, по-видимому, ещё не имел негативного опыта от контакта с человеком, воспринимая его пока как обычного крупного лесного зверя (лося, кабана и т. п.). Возможно, у него была индивидуальная особенность: смесь любопытства, доверчивости и излишней коммуникабельности. Поведение и отличное внешнее состояние зверя более указывало на его здоровье и природное любопытство, чем на признаки больного животного. При этом зверь вёл себя достаточно уверенно, так как находился в своих знакомых угодьях, то есть у себя дома; это мы - сотрудники заповедника, пришли на его охотничью территорию.

  • В нашем регионе лисица – один из основных переносчиков такого опасного для человека заболевания, как бешенство. Небоязливость диких зверей и выход их из природных местообитаний в населенные пункты часто являются первыми признаками этой болезни; больные бешенством лисы ведут себя неадекватно и агрессивно по отношению к людям и домашним животным. В любом случае пытаться контактировать с лисами, вышедшими к людям и ведущими себя нетипично для дикого зверя, ни в коем случае нельзя. Правильным будет выдержать дистанцию при подобных встречах, а при агрессивном поведении животного обязательно сообщить об этом специалистам.

По поведению Рыжика, как мы его тут же назвали (это был, по всем признакам, молодой самец), сразу стало понятно, что если такого смелого зверя не изолировать, то учёт мелких млекопитающих будет однозначно сорван. После наблюдений за лисом, проявлявшим желание идти на контакт с человеком, было решено попробовать приручить зверя и потом временно изолировать его на период учёта, причем сделать это непосредственно на его охотничьем участке.

Один из этапов приручения – знакомство с салоном автомобиля. 

 

Доверчивый зверь ещё не знает, что его ведут в неволю.

Подготовка к эксперименту продолжалась больше десяти дней, за это время было проведено немало фото- и видеосъемок. В итоге удалось наладить с лисом контакт и заманить его в небольшой вольер, сооруженный рядом с учётной ловушко-линией. За время изоляции мы смогли не только провести плановый учёт мелких млекопитающих, но и наблюдать за поведением ограниченного в передвижении зверя, а также по следам на выпавшем снегу узнать новое в отношении других обитателей заповедного леса.

Временный лесной изолятор.

Оказалось, что кроме Рыжика этот же участок использовали ещё две лисицы, однако проверять мышеловки, как Рыжик, они не догадались или не решились. Также через ловушко-линию прошла семья волков из семи зверей, но их интересовали в данном случае не мыши, а копытные животные. Другие звери – белки, косули, олени, прошедшие в стороне куницы – на ход учёта не оказали никакого влияния.

В этой истории, обозначившей, с одной стороны, проблемы воздействия научных исследований на объекты изучения, а с другой – реакцию обитателей дикой природы на исследователей и их действия, есть и еще одна грань – это этическая и психологическая сторона взаимодействия человека и дикого зверя. К сожалению, разбираясь в этой проблеме, мы можем узнать мнение только одной стороны – человека:

Подкармливая и приручая лиса, мы преследовали свои цели – провести учет животных, а для этого убрать фактор, мешающий нашей работе. Лис Рыжик о наших планах не догадывался – он без «задних мыслей» отвечал на доброе отношение и брал лакомства из рук. А зоологу с каждым днём было всё сложнее выполнять задуманное: когда среди людей человеческое понимание уже на вес золота, невольно начинаешь беречь тепло искренних чувств, пусть даже это чувства лесного зверя.

Недостатка в еде не было.

После пары недель взаимного общения за ничего не подозревающим лисом захлопнулась дверь в специально организованном сетчатом вольере, отгородившем Рыжика от родного леса на целых десять дней. Вроде бы ничего страшного не произошло: лис здоров, без травм и изъятия находится в своих угодьях, на полном кормовом довольствии…

И всё же произошедшую перемену на тот момент действующие лица определили точно: человек – враг. Все дни изоляции Рыжик зло встречал зоолога с приносимым кормом, хотя от пищи не отказывался, а научный сотрудник, как ни уговаривал себя в необходимости временной передержке зверя, болезненно переживал свое «предательство».

Наконец настал последний день учёта. Затаив дыхание, мы наблюдали, как Лис медленно покидал вольеру. Это было смешение радости, жалости, надежды, неуверенности. Рыжик медленно удалялся в выбранном им направлении, а за ним по пятам довольно долго шел человек, что-то ему говорил вслед, словно объяснял, что по-другому поступить было нельзя.

Выход на свободу.

Перед отъездом из леса в так называемой «столовой» для Рыжика было оставлено лакомство. На другой день еда исчезла и вокруг «столовой» всё было утоптано лисьими следами, но лиса рядом не было.

Прошло ещё три дня, и мы поехали в лес демонтировать вольер, прихватив на всякий случай для лиса угощение. Не успела машина остановиться на привычном месте, как из-за деревьев показался бегущий навстречу Рыжик. Простил! Как же стало радостно и легко!

Счастливые минуты восстановления доверия.

Счастливый человек поспешил в «столовую», а за ним трусцой направился Рыжик. Лис следовал за зоологом по пятам, и потом всё время крутился вокруг, пока ученые транспортировали вольер в машину, осторожно брал лакомые кусочки из рук. Напоследок позволил себе поваляться в снегу рядом с зоологом и позировать для финального фото.

Отрицательная реакция у лиса на вольер не закрепилась.

В целом научно-методический эксперимент удался. Теперь можно искренне ответить «ДА!» на свой же вопрос: «Возможна ли дружба между диким зверем и человеком?»

В нашем случае это чувство выдержало нелёгкое испытание. И пусть нас раскритикуют за очеловечивание животных учёные-этологи, но мы теперь знаем, что есть отдельные звери, отличающиеся от своих собратьев не только любопытством и склонностью к коммуникации, но и качеством, которое люди характеризуют как «способность понимать и прощать».

Всё плохое позади: Рыжик и ст.научный сотрудник Сергей Сапельников.

Еще больше информации об этой истории читайте в новости "Зорко одно лишь сердце".

Ст. научный сотрудник

Воронежского заповедника

И.И.  Сапельникова