Воронежский государственный природный биосферный заповедник имени В.М. Пескова

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

ФГБУ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПРИРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК
ИМЕНИ В.М. ПЕСКОВА

+7(473)269-44-85; 259-45-48; 259-45-60; 210-66-20

При обнаружении пожара, браконьерства и других нарушений заповедного режима

Подписаться на новости
 

Новости

О чём молчит старый дуб...

19 мая 2020

Есть на Центральной усадьбе Воронежского заповедника немой свидетель всех событий, происходивших в Усманском бору с 1602 года. Это дуб, стоящий ныне у Бобрового городка с табличкой, оповещающей, что он является памятником природы и старейшим деревом в Воронежской области.

Теперь он уже и сам с такой же раскидистой кроной и толстым стволом, какие были у старых дубов, росших в те времена, когда здесь появились люди и назвали это место Тόлши.

В первый век своей жизни дуб был свидетелем того, как здесь в царствование Государя Алексея Михайловича, около
1646 года, «отказана была под двор монастырю земля от воеводы Степана Вельяминова». Ныне только старый дуб «помнит», как выглядел первый воевода города Усмани.

Под шелест листьев еще молодого дерева обустраивал здесь пчелинец Константин пустынь – уединенное место для молитв. От того и назван был монастырь Константиновой пустынью, а ручей с малой монастырской мельницей – Константиновским.

Дубу ведомо о тех землях, что подарены были монастырю углянскими дворянами и детьми боярскими, о пожалованной
в 1677 г. Государем Федором Алексеевичем денежной руге, подтвержденной потом указами царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича в 1683 г.

Пройдет совсем немного времени и сам Петр I побывает в Константиновой пустыни, прозываемой также Толшевским монастырем.

Когда в петровские времена на воронежской земле развернулось строительство флота, в монастырской округе велась заготовка леса. Теперь уже никто не установит, легенду или быль описал иеромнонах Геронтий. Но с его слов, Петр I брал из этой местности лес на устройство мачт и кораблей, которые он строил сам на Воронежской верфи. «Последнее обстоятельство подтверждается тем, в одно из своих посещений Великий Монарх собственноручно вырезал букву «П» и внизу «I-й» на кирпиче, находящемся ныне в верхнем ярусе колокольни – именно где висят колокола…», – Геронтий писал об этом в Воронежских Епархиальных ведомостях в 1873 г.

Видимо, рассказ иеромонаха являлся былью. В 1883 г. Воронежские Епархиальные ведомости сообщали о том, что не случайно в основании креста главного храма Толшевского монастыря располагалась корона. Такое право давалось только обителям, посещаемым монаршими особами.

Однако в 1900 г. историческая колокольня была снесена. Началось строительство новой, которая должна была повторить внешний вид колокольни Задонского Богородицкого монастыря. Однако из-за низкого качества кирпичей, которые делали сами монахи, мощное строение рухнуло. И в настоящее время на монастырском дворе можно увидеть ее останки.

И еще один рассказ о посещении Толшевского монастыря представителями царского двора. Это уже быль, причем подтвержденная документами Воронежского губернского жандармского управления. Их разыскал в Государственном архиве Воронежской области историк Н.А. Комолов.

Появление этих документов связано с пребыванием в имении «Ольгино», расположенном севернее Рамони, младшей дочери императора Александра III и сестры Николая II великой княгини Ольги Александровны и ее супруга принца Петра Александровича Ольденбургского. Губернское жандармское управление обеспечивало безопасность монарших особ во время их пребывания на воронежской земле, четко отслеживая передвижения супружеской пары.

Благодаря этому, доподлинно известно, что 6 июля 1913 года великая княгиня Ольга Александровна и ее адъютант, полковник Н.А. Куликовский, в 6 часов утра выехали на лошадях на ярмарку в село Толши и вернулись вечером.

Спасопреображенская ярмарка в Толшах проходила ежегодно с 3 июля по 7 августа. По данным Памятных книжек Воронежской губернии, она проводилась «на лесной опушке перед монастырем» и была одной из крупнейших в Воронежском уезде, конкурируя только с Вознесенской (позже Преполовенской) ярмаркой в Орлово. Обе ярмарки были специализированные – конские.

Старый дуб, разменяв пятый век, молчит о многом… Но об этом в следующий раз.

Материал подготовлен Н.Ю. Хлызовой